x
Новая услуга!

Лазерное омоложение женских половых органов

Запись по телефону
(863) 291-77-50

Расписание консультаций

 

Запись на прием


  • (863) 291-77-50
  • (863) 291-72-45

Мы в Вконтакте
г. Ростов-на-Дону
ул. Варфаломеева, 92
 

Расписание работы врачей гинекологов

Посмотреть расписание

запись на прием по тел. (863) 291-77-50
справки по тел. (863) 255-70-55

Ежедневно с 9 до 14 консультация заведующей отделением Согикян Анны Саркисовны
Запись по тел.: (863) 291-72-45


Использование принципов в интенсивной терапии в лечении хронических воспалительных заболеваний внутренних женских половых органов

IV Всероссийский образовательный конгресс

Материалы конференции «Анестезия и реанимация в акушерстве и неонтологии» 22-25 ноября 2011 года, Москва

Согикян А.С., Беляевский А.Д., Немкова З.А., Лебедева Е.А., Беляевская М.С.

ГОУ ВПО «Ростовский государственный медицинский университет» Минздравсоцразвития России, МУЗ дорожной клинической больницы на станции Ростов-Главный, г.Ростов-на-Дону

Воспалительные процессы в женской половой сфере прочно удерживают первое место в структуре гинекологических заболеваний. При этом четко проявляется прогрессирующая тенденция к их хронизации, и хронические воспалительные заболевания внутренних женских половых органов в настоящее время начинают переходить в разряд доминирующей нозологической формы, становясь нередко причиной формирования критических ситуаций. Свойственное данной патологии продолжительное «сосуществование» во взаимосвязи и взаимозависимости макро- и микроорганизмов способствует выработке устойчивого стереотипа в их взаимоотношениях, проявляющегося на клеточном и субклеточном уровне и делающего организм женщин малочувствительным к лечебному воздействию обычными средствами и методами.

Анализируя опыт лечения 34 больных с рассматриваемой патологией, у которых проанализирована двухнедельная динамика процессов перекисного окисления липидов (ПОЛ) и состояния антиоксидантной защиты (АОЗ) раздельно в эритроцитах и плазме. Изучались уровни диеновых конъюгат (ДК), активность каталазы (КА), супероксиддисмутазы (СОД), концентрация церулоплазмина (ЦП) плазмы, суммарная пероксидазная активность (СПА) и уровень внеэритроцитарного гемоглобина (ВЭГ). 22 человека из числа указанных (исследуемая группа) подверглись экзогенному воздействию антиоксидантами различной мощности, подбираемых в зависимости от степени обнаруживаемой активации ПОЛ и истощенности эндогенной АОЗ. В 6 случаях использовался реамберин (по 400,0 мл, в/в кап.), в 16 – цитофлавин (по 0,15 мл/кг на 5% р-ре глюкозы, в/в кап.) и в 4 случаях – сочетание цитофлавина с берлитионом (берлитион применялся по 300 мг, разведенных в 250,0 мл физ.р-ра, в/в кап.). Результаты, полученные от остальных 12 пациентов служили контролем. Экзогенное антиоксидантное воздействие им не производилось.

Полученный цифровой материал подлежал статистической обработке пакетом прикладных программ Статистика 6. Интерпретация результатов осуществлялась согласно руководству Ребровой 2003 г.

В процессе анализа полученных данных установлено, что хронические воспалительные заболевания внутренних женских половых органов характеризуются умеренно выраженной исходной активацией процессов ПОЛ с синхронным истощением экзогенного антиоксидантного потенциала. В контрольной и исследуемой группах констатируется увеличение средних значений ДК до 6,84±0,47 нмоль/мгHb в эритроцитах и до 16,07±1,84 нмоль/мл в плазме при норме соответственно: 5,79±0,54 нмоль/мгHb и 12,38±1,71 нмоль/мл. Стабильное, хотя и не резко выраженное увеличение концентрации ДК, как продукта раннего реагирования, свидетельствует о постоянно сохраняющейся повышенной активности процессов ПОЛ, провоцируемой воспалительным процессом, и о стабильной «подпитке» гуморальных сред организма свежими продуктами данной разновидности метаболизма.

Изменения в иных показателях ПОЛ – уровне МДА (промежуточном продукте ПОЛ), концентрации ШО (продукте позднего реагирования) также имеют место, но увеличение их концентрации в меньшей степени отражает активность процесса, характеризуя в большей степени стабильную вовлеченность в перекисное окисление липидных компонентов различных морфологических структур и, в первую очередь, клеточных мембран.

Сниженным оказывается эндогенный антиоксидантный потенциал. При этом констатирована асинхронность в изменении внутри- и внеклеточного содержания КА. Четкое снижение активности внутриклеточной КА до 22,36±2,06 нмоль H2O2/мгHb/мин (в норме – 27,61±2,78 нмоль H2O2/мгHb/мин) сочетается с повышением ее концентрации (правда, не резко выраженным – до 5,84±0,52 нмоль H2O2/мгHb/мин) в плазме. Данная асинхронность в распределении КА по внутриклеточному и внеклеточному секторам в сочетании с констатацией умеренного увеличения СПА плазмы (2,03±0,09 ед.опт.пл./мл; в норме – 1,72±0,08 ед.опт.пл./мл; р<0,05) и стабильного, хотя и несущественного повышения концентрации ВЭГ (1,98±0,24 мкМ/л; в норме – 1,46±0,20 мкМ/л) свидетельствуют о снижении устойчивости эритроцитарных мембран по отношению к миграционным процессам и являются отражением активации процессов ПОЛ в их липидных компонентах.

Иная картина констатирована в исследуемой группе. Используя антиоксидантные средства различной мощности и применяя их сообразно выраженности проявлений окислительного стресса, нам во всех случаях удалось, если не нормализовать течение свободнорадикальных процессов, то привести их в относительно спокойное русло. Имевший место в контрольной группе разброс средних значений маркеров системы ПОЛ/АОЗ к концу первой недели курса интенсивной терапии, затруднявший получение статистически достоверных данных, к исходу второй недели курса интенсивной терапии выровнял в исследуемой группе свои показатели, приведя их к оптимальному варианту, соответствующему степени воспалительной агрессии. Правда, полной нормализации уровней маркеров системы ПОЛ/АОЗ к исходу второй недели достигнуть не удалось, и значения всех трех маркеров ПОЛ (ДК, МДА, ШО) оставались в 1,2–1,3 раза выше нормы при сохранении признаков истощения антиоксидантных резервов. Уровень ДК в эритроцитах к концу двухнедельного курса комплексной интенсивной терапии (ИТ) с использованием индивидуально подобранных антиоксидантов сохранился в исследуемой группе на уровне 6,12±0,62 нмоль/мг Hb (в контрольной группе – 7,04±0,68 нмоль/мг Hb; р>0,05). Уровень МДА оказался равным 2,88±0,36 нмоль/мг Hb (в контроле – 3,18±0,37 нмоль/мг Hb; р<0,05). Уровень шиффовых оснований существенных отличий от результатов контрольной группы не претерпел.

В ферментативной антиоксидантной защите различия оказались более существенными, в особенности в распределении КА по секторам. Приближение к нормальным значениям концентрации внутриклеточной КА (25,83±2,07 нмоль H2O2/мгHb/мин; в норме 27,61±2,78 нмоль H2O2/мгHb/мин; р<0,05) при отсутствии факта ее повышения в плазме (5,53±0,46 нмоль H2O2/мл; в норме – 5,70±0,48 нмоль H2O2/мл;р<0,05) свидетельствует о сохранении структурно-функциональной прочности эритроцитарной мембраны. Подтверждает такую точку зрения факт сравнительно невысокой концентрации ВЭГ (1,89±0,26 мкМ/л; в норме – 1,46±0,20 мкМ/л), сочетаемый с не резко выраженным повышением СПА плазмы (1,90±0,09 ед.опт.пл./мл; в норме – 1,72±0,08 ед.опт.пл./мл).

Накопленный в литературе научный потенциал позволяет интерпретировать констатированные нами положительные сдвиги в системе ПОЛ/АОЗ при использовании экзогенных антиоксидантов в качественном и количественном соотношениях в соответствии с потребностями больного организма. Целесообразность индивидуализации при подборе экзогенных антиоксидантов обосновывается еще и тем обстоятельством, что при хронических воспалительных заболеваниях внутренних женских половых органов констатируется хаос в распределении эндогенных ферментативных антиоксидантов, в первую очередь – КА и СОД (происходит специфическое перераспределение их концентрации в средах организма). Именно в таких случаях, вероятно, следует говорить о т.н. «частном нозоморфозе» как проявлении патоморфоза вообще.

Вернуться к списку